«Почему я должен бояться Карлсена?» — Даниил Дубов

Победитель Высшей лиги-2017 Даниил Дубов ответил на вопросы Юрия Волохова («Советский спорт»).

Даниил Дубов

— Начнем с Высшей лиги. Вы перевыполнили задачу-минимум — не просто попали в пятерку, что дает право сыграть в суперфинале, но и победили в турнире.

— Перевыполнил только по той причине, что перед последним туром подвисла задача-минимум. Я выиграл последнюю партию и занял первое место, если б сыграл вничью, не попал бы в пятерку. По моим наблюдениям, Высшую лигу выигрывает тот, кого не устраивает ничья в последнем туре.

— В последнем туре по заказу побеждать тяжело. Кто был вашим соперником?

— Мне немного повезло с жребием — он выбрал в соперники гроссмейстера Андрея Белозерова, который в последнее время редко играет в турнирах. Решил найти его последние партии, чтобы понять, что он играет. Последняя партия датировалась 2013 годом. За это время у человека было время переосмыслить смысл бытия и подумать о своем месте в шахматах. Его дебютные предпочтения могли измениться, поэтому решил играть от себя.

— Турнир проходил на «Розе Хутор». Идеальное место для отдыха и творчества. Согласны?

— Согласен – место идеальное, если б еще не играть в шахматы. Высокие цены? Нас кормили, но мне всегда после партии хочется уединиться, немного отдохнуть от общества людей, с которыми и так проводишь много времени каждый день. Ну а им, наверное, хочется отдохнуть от меня. Я не ходил ни на обед, ни на ужин, питался самостоятельно в ресторанах. Поэтому на вопрос о ценах на «Розе Хутор» отвечу так – чуть выше московских.

— Ваш дедушка знаменитый шахматный арбитр Эдуард Дубов, отец дорос до уровня кандидата. Вы могли пройти мимо шахмат?

— Отец, насколько помню, не был в восторге от моего увлечения шахматами. А началось с того, что я увидел, как отец с дедом играют, и начал приставать, чтобы и меня научили. И тогда меня отдали в секцию, мне еще семи не исполнилось. С секцией мне повезло – она находилась в Перово, это школа «Ориента», у меня был замечательный первый тренер Михаил Григорьевич Рывкин.

— Отец вам поставил условие: к определенному возрасту стать кандидатом, потом мастером. Некий временной график вам начертил. Если вы в него не вписывались, должны бросить шахматы. Это так?

— Так и было, но я шел с опережением графика. Хотя никакой бумажки у меня на стенке не висело по примеру Каспарова, на которой, как говорят, было написано: «Кто, если не я». Гроссмейстером я должен был стать в 16 лет, а стал в 14. После этого отец успокоился. Кстати, у меня тоже было условие: если я опережаю график, отец бросает курить. Но он условие не выполнил, чем я тогда был очень недоволен.

Папа считал, что шахматами можно заработать на жизнь, если достигнешь определенного уровня. Когда я стал гроссмейстером, он выдохнул, понял, что на кусок хлеба я смогу заработать.

— В 17 лет вы пробились в Кубок мира. Во втором круге обыграли чемпиона мира ФИДЕ Руслана Пономарева. Не было мысли: передо мной матерый кубковый боец, экс-чемпион мира?

— Я закончил математическую школу и всегда понимал, что шахматы – ничейная игра. И если ты делаешь хорошие ходы, то не проиграешь. Поэтому надо садиться и играть, а чемпион — не чемпион перед тобой, разницы нет. С Пономаревым мы, кстати, сделали кучу ничьих, выиграл я матч в «армагеддоне». Последняя партия оказалась единственной результативной.

— В футболе тоже, если не ошибаться, получится нулевая ничья.

— Футбол – игра, которую невозможно просчитать. В шахматах – если будешь хорошо играть, какой бы сильный не был у тебя противник, ты не проиграешь.

— То есть, если напротив сидит человек из топ-10, это не является для вас дополнительным прессом?

— Абсолютно. Наоборот, с таким соперником интереснее играть.

— Как учат в шахматных секциях, в каждой позиции нужно искать сильнейший ход. Следуете этому правилу?

— Такому учат лет до тринадцати, а потом жизнь заставляет это забыть. Я не знаю ни одного сильного шахматиста, который при выборе хода руководствуется четким алгоритмом. У всех есть интуиция, и она подсказывает такие ходы, которые ты начинаешь обдумывать. На мой взгляд, у меня интуиция едва ли не самое сильное качество. В девяти случаях из десяти я делаю тот ход, который первым приходит в голову. Мой алгоритм выбора хода простой: понравился ход, я проверил, что это не грубая ошибка, и делаю его.

— Исходя из вашего алгоритма выбора хода, вам нравится блиц.

— Очень нравится.

— Ботвинник считал блиц вредным, мол, увлечение им приводит к привычке мыслить поверхностно.

— Ну что теперь делать? А мне нравится. Надо понимать, что во времена Ботвинника часы были механические. Игроки ближе к концу партии стремились быстрее лупить по часам, и у кого-то заканчивалось время. Сейчас электронные часы, и за каждый ход добавляется две секунды. Это сильно изменило блиц. Поэтому любая выигранная позиция поводится до победы. Из-за этого блиц стал более осмысленным.

— Видимо, вы считаете своим главным достижением на данный момент третье место на ЧМ по блицу в Дохе в декабре прошлого года, где впереди были только Магнус Карлсен и Сергей Карякин?

— Было приятно оказаться в такой компании. Для меня эта «бронза» в блице несравнимо выше, чем победа в Высшей лиге в «классике». В Катаре был очень сильный состав, там из мирового топ-50 не играли всего три-четыре человека. Но после Дохи никто из представителей СМИ моей персоной не интересовался, а сейчас я выиграл Высшую лигу, где не было Карлсена или Карякина, но журналисты стали проявлять внимание. Странно.

Мы недавно общались с Евгением Томашевским, считает, что победа в «вышке» важнее. В его понимании: кто лучше играет в «классике», тот лучше играет в шахматы, а блиц – сугубо для любителей блица.

— Во время блицтурнира на Кубок Группы компаний «Регион» меня удивила ваша посадка – вы поджимали одну ногу, садились на нее, а вторая свешивалась со стула. Часто используете позу йога во время игры?

— Организм творчески выбирает посадку. Думаю, и в классике иногда так же сажусь. Честно говоря, за этим не слежу, это само собой происходит.

— Я понял, что вы никого не боитесь. Но когда напротив сам Карлсен…

— Мы сыграли с ним в Дохе, у него были белые, он выиграл. А до этого в 2015 году мы играли на ЧМ по рапиду, у Магнуса тоже были белые. Я получил абсолютно выигранную позицию, но он чудом сделал ничью. Карлсен сильно играет в шахматы, но я не понимаю, почему я должен его бояться.

— Но это же великий и ужасный чемпион всего!

— Раньше я его так же воспринимал, но когда к этим людям привыкаешь, когда с тем же Карлсеном уже поиграешь в футбол, то относишься к нему спокойно.

— Как он играет в футбол?

— Я бы так сказал: ему не хватает школы. Магнус очень активен на поле, но КПД его действий не очень высок. А вообще, Магнус – фанат футбола, он с 13 лет на все турниры ездит с мячом. Организаторам одного из супертурниров он поставил условие, чтобы в выходной обязательно был футбольный матч.

— На награждении в Дохе вы же вместе с ним и Карякиным стояли. Почему Карлсен убежал с церемонии?

— Нас наградили, пару минут шла фотоссесия, а потом неожиданно с потолка посыпались конфетти прямо за шиворот. Это было не очень комфортно. Карлсен развернулся и ушел. Везде написали, что он ушел прямо с церемонии награждения. Но это не так – церемония уже завершилась. После того, как на нас посыпались конфетти, я тоже был готов покинуть подиум, но не решился.

— Кто-то считает, что Карлсен первый среди равных, кто-то – что выше минимум на полголовы остальных. Ваше мнение?

— Магнусу уже удалось доказать свое превосходство над старшим поколением. Он два раза убедительно обыграл в матчах Ананда. В какой-то момент у него с Крамником тяжело складывалось, но он переломил эту тенденцию. Раньше Карлсен выигрывал все турниры, в которых участвовали одни и те же десять человек, из которых семь-восемь имели с ним катастрофический счет. Соответственно, он имел над этими людьми большой психологический перевес. Сейчас состав этих турниров сильно изменился, в топ пробилась целая группа шахматистов, многие из которых моложе чемпиона мира и которые не боятся его. И чтобы доминировать, как раньше, Карлсену надо ломать через колено новое поколение. Это будет сложно — у нового поколения нервы крепче.

— Продолжим про условных гениев. Большой шум поднялся по поводу возвращения Каспарова.

— Не понимаю, почему. Каспаров каждый год играет в США в блицтурнире, но никто не говорит, что он возвращается. И сейчас сыграет в одном турнире – блиц и рапид.

— Каспарова ведь боялись…

— Да, боялись. Некая харизма от него исходила. Вот от Карлсена ничего не исходит. Он, правда, во время партии корчит смешные рожи, но к этому можно с юмором относиться.

— Каспаров ушел из активной игры 15 лет назад. Если он сейчас решит играть «классику» с нынешними ведущими гроссмейстерами, каков будет результат?

— Думаю, Каспарову придется тяжело. Гениальность гениальностью, но надо работать каждый день. Понятно, что Каспаров совсем от шахмат не отошел, он помогал Накамуре, Карлсену, но все же недостаток практики, по крайней мере, если соперники будут уровня топ-20, скажется. Он же и сам не раз говорил, что в блиц, рапид он еще поборется, а вот в «классику» у него нет шансов.

— И все равно не могу ни задать вопрос, кто сильнее: классики прошлого или нынешние?

— Каждое следующее поколение сильнее предыдущего, это очевидно. Но с момента появления компьютеров развитие шахмат как игры приостановилось. Если сравнивать Каспарова или Алехина, то они играли в принципиально разные шахматы. И дело не только в том, что теория далеко за это время продвинулась, а в том, что за это время были открыты новые принципы игры, которых Алехин просто не мог знать.

— Давайте пофантазируем. Если Алехин будет обладать всеми современными знаниями теории, он разве не будет делать ходы сильнее условного Каруаны?

— Думаю, нет. Чем больше информации появляется, тем меньше простора для творчества. Капабланку и Алехина называли гениями, потому что в их время игра была не паханой целиной. Тогда уже с пятого хода начиналась самостоятельная игра. Сейчас существует такой объем информации, что, играя с Каруаной, ты можешь демонстрировать гениальность, а он тридцать ходов по памяти сделает, и, если ты гений, то получится лишь ничья.

— Кто-то назвал матч Карлсен – Карякин скучным, у кого-то другое мнение. Что вы думаете?

— А бои Кличко разве праздник? Понятно, что если бы на кону не стоял титул, партии были более веселыми. Карлсен в первой партии сыграл дебют Тромповского, который никогда не использовал. И родилась шутка, что это было в честь Трампа. Хотя в команде Карлсена ребята с чувством юмора. Это вполне могло быть правдой.

— Строчка из Википедии. «Даниил не скрывает, что собирается бороться за шахматную корону».

— Это сильная гипербола. Я не скрываю, если будет такой шанс, то я попробую им воспользоваться, но подобных заявлений никогда не делал. Если ты играешь в шахматы, то найти другую цель сложно. Некоторые ставят цель набрать определенный рейтинг. Но мне такая цель кажется странной. Величие любого шахматиста на историческом отрезке определяется тем, насколько он был близок к званию чемпиона мира.

— Например, Керес, Корчной, Бронштейн…

— Керес по творческому содержанию был колоссальным шахматистом, но для меня выше стоит Корчной, потому что он сыграл несколько матчей на первенство мира. Хотя творческий потенциал у Кереса выше.

— Пробиться в турнир претендентов можно либо через Гран-при ФИДЕ, либо дойти до финала Кубка мира, либо иметь второй рейтинг в мире. Все пути кажутся не реальными?

— Трудно, кто спорит? Но если сейчас Карлсену дать рейтинг 2600, то года за два он точно отберется. Мы недавно обсуждали эту тему с нашим молодым гроссмейстером Никитой Витюговым. Он сказал: все, что нам остается, – это делать хорошие ходы. И я с этим согласен. Понятно, что мой единственный шанс попасть в ближайший турнир претендентов – выйти в финал Кубка мира. Математическая вероятность этого мала, но какой-то шанс у меня есть.

— Чтобы набрать рейтинг, надо играть в супертурнирах, но туда позовут, если у вас высокий рейтинг. Замкнутый круг?

— Достижение всех людей, которые играют в супертурнирах в том, что они туда попали. Возьмем Уэсли Со. В какой-то момент он удачно играл в опенах, выиграл четыре подряд, в пятом занял третье место, набрал рейтинг, и так пробился. Мало кто помнит, но в свое время Крамник таким же способом пробился. Получается, что в какой-то период шахматисту надо доказать свое преимущество над людьми из условного второго эшелона. И если сейчас взять неких завсегдатаев супертурниров и поставить перед ними задачу вновь туда пробиться, я не уверен, что у них это получится.

Мне эта задача кажется едва ли не более сложной, чем удержаться наверху.

— Есть еще проблема – россиян не очень охотно приглашают в супертурниры.

— Это так. Паспорт имеет сейчас большое значение. Условный Каруана или Гири могут несколько раз подряд сыграть неудачно, и их все равно будут приглашать. А кто-то из наших кроме Крамника, Карякина или Грищука несколько раз неудачно выступит, приглашения может не дождаться.

— Гроссмейстер Сергей Шипов высказал мысль: Даниилу Дубову в ближайшие год-два надо прорываться на высший уровень. Потом может быть поздно.

— Сергей Юрьевич мне то же самое говорил, когда мне было 17. Но в чем он прав: шахматы — игра молодых. И поэтому в первый раз попасть в турнир претендентов надо лет в 25. Понятно, что с первого раза ты его не выиграешь, но это будет очень хороший опыт, чтобы потом получить еще один шанс выйти на матч за корону.

— В какой момент вы заразились футболом и стали поклонником «Локомотива»?

— Как-то в детстве включил телевизор, и нарвался на один из лучших матчей семинского «Локомотива». Играли все, кто сейчас уже считается легендами клуба – Овчинников, Лоськов. Особенно Овчинников производил на меня мощное впечатление.

— Своей косичкой?

— И это тоже. Плюс, это едва ли не единственная команда, которой удалось выиграть чемпионат с российским нападением. Потом, если выигрывал ЦСКА – впереди были Вагнер, Карвалью и Жо, у «Зенита» впереди был Халк, победил «Спартак» — впереди Промес. А «Локо» выигрывал, когда группу атаки составляли – Сычев, Лоськов, Билялетдинов, Измайлов.

— «Спартак» стал чемпионом. Огорчились?

— Если «Локомотив» не борется за чемпионство, мне все равно, кто побеждает в чемпионате.

— Но «Локо» не борется за чемпионство уже давно…

— Мне кажется, что у «Локо» самые спокойные болельщики из всех ведущих клубов. «Спартак» — ЦСКА или «Спартак» — «Зенит» — это всегда мордобой, а матчи с участием «Локомотива» проходят достаточно спокойно. У фанатов «Локомотива» нет ни с кем плохих отношений.

— Вы любите подтягиваться на одной руке. Почему?

— В нашей школе был очень хороший физрук, который нас мотивировал к занятиям спортом. Он на время перемен открывал спортзал. А у меня есть проблема: я резко устаю от большого количества людей. И мне нравилось, когда с двумя приятелями мы шли на перемене в спортзал. У меня было три мечты – научиться делать «горизонт», подтягиваться на одной руке и делать ласточку. Две первые мечты сбылись, а сейчас работаю над освоением ласточки.

— Сколько раз подтягиваетесь?

— На двух руках — 33-34 раза, на одной – один-два. Это примерно эквивалентно.

Источник: «Советский спорт»

Оставить комментарий

Чтобы оставлять комментарии вы должны зарегистрироваться.